Багруша

Детская газета

Снеговик

Новогодний почтальон запыхался, пока доставил «Багруше» посылку из Красноярска от нашего автора Натальи Анишиной. Подарок оказался действительно весомый – расщедрилась Наталья Павловна на большой интересный и главное веселый рассказ. Первым его прочитал кот Федор и срочно отправил на публикацию. Он нетерпеливо мяукал   до тех пор, пока красноярская посылка не появилась на сайте.

После этого все принялись читать и удивляться проказам маленьких детей, когда они остаются дома одни.

Снеговик

(рассказ)

Наталья Анишина
 

В этот год зима долго не приходила. Она будто бы раздумывала: стоит ли, вообще, приходить к власти? Ведь царствовать довольно трудное дело: нужно постоянно быть во всеоружии, держать марку перед природой, людьми, лесными обитателями. Может, зима задержалась в других краях, поэтому осень стояла сухой и довольно тёплой, и до середины декабря снега никто не видел. Но после шестнадцатого декабря всё изменилось.

Зима пришла ночью! Никто её уж и не ждал, даже синоптики не могли определённо сказать, когда произойдёт смена сезона, выпадет снег, стукнут морозы.

Все горожане, проснувшись утром, и,  выглянув в окна, были изрядно удивлены. Улицы, дворы, дома, скамейки, кусты и деревья – покрыты ослепительно белым, пушистым снегом! Непривычная чистота и белизна окружающего пространства радовали каждого, кто видел обновлённый пейзаж города.

Миша и Дима тоже восторгались первым снегом. Но больше всего – снеговиком в центре двора возле скамейки. Он выглядел как богатырь – высокий и крупный.

– Ого! Сколько снега выпало! – поразился Миша. – Смотри! Зима пришла!

С высоты третьего этажа хорошо просматривалась панорама двора и улицы.

К окну подбежал Димон и не оставил сей факт без комментариев:

– Вот это, да! И снеговик появился! Откуда он взялся?

– Наверно, с неба спустился, – пошутил старший брат.

– А как? – спросил Дима, раскрыв от удивления рот.

– Очень просто, – продолжал фантазировать Миша. – Как снег спускается? Так и он.

– Нет, – возразил младший, – он бы разбился.

– Чепуха! Снежинки же не разбиваются, а мягко ложатся. Вот и он сделал мягкую посадку.

– Да? – доверчиво взглянул на него Дима. – Обычно снеговиков лепят.

– Это потом начинают лепить, а первый всегда сам спускается. Если бы кто-то слепил, то вокруг него было бы много следов. Смотри: снег нетронутый лежит.

Мише понравилась придуманная сказка о происхождении снеговика, и он широко улыбнулся.

Тут зазвонил телефон, мальчик снял трубку. Звонила мама. Она спросила, давно ли они встали, поели или нет. Сказала, что скоро придёт. Сын ответил: «Хорошо» и вернулся к окну, где Димон продолжал рассматривать снеговика.

– Пусть он будет нам снежным братом, – сказал он, когда подошёл Миша.

– А как мы с ним играть будем? Он же на месте стоит, – возразил старший.

– Я придумал! Покажу свои игрушечные машины, картинки из книг, ему будет интересно.

– Давай! – согласился Миша.

Окрылённый идеей Димон бросился в комнату и вскоре вернулся, неся в руках несколько игрушечных машин. Он все их выставил на подоконник.

– Это танк, – доложил мальчик новоявленному родственнику, выбрав из «автопарка» военную технику зелёного цвета с башней и дулом и принялся катать орудие по поверхности, – знаешь, как он стреляет?

Мальчик вопрошающе посмотрел на снеговика, но тот сдержанно молчал.

– Пых! Бух! Пух! – громко, не жалея голосовых связок, восклицал «танкист», мысленно стреляя по мишеням.

Но у снежной скульптуры эффективная пальба не вызвала никаких эмоций. Снеговик не поддался панике, не попытался укрыться от направленного в его сторону воображаемого огневого потока. Он продолжал сохранять невозмутимое спокойствие и миролюбиво смотрел на мальчика.

Тогда Димон перешёл к демонстрации воздушной техники и вывел на «взлётную» полосу подоконника бомбардировщик, на борту которого находились бомбы, пулемёты и даже ракеты.

– В-в-в, в-в-в, – взвыл он, имитируя отвратительный звук падающей бомбы, и побледнел при этом от натуги.

Казалось, снеговик должен был испугаться и, хотя бы спрятаться за ближайшее дерево. Ведь бомба должна была упасть ему прямо на голову! Но никакой паники с его стороны не наблюдалось. 

– Стоит, как замороженный, – Дима почесал затылок, соображая, чем ещё можно привлечь к себе внимание снежного богатыря.

– Правильно, он весь замёрзший, – согласился Миша.

– Придётся его чем-то согреть, – предложил Дима.

– Чаю, что ли налить? Или грелку вынести? – сыронизировал Миша.

– Не смейся! Бабушка всегда говорит, что человеку на улице нужно протягивать руку.

– Не понял, зачем?

– Значит, помочь, чем можно. Нужно ему пальто на плечи набросить, – рассуждал Дима, – он отогреется, сразу начнёт общаться. 

– Пожалуйста, вынеси ему папину дублёнку, он её давно почему-то не носит, – предложил Миша.

– Может, бабушкино пальто? – засомневался Дима.

– Мне всё равно, – пожал плечами старший.

Дима побежал в прихожую, быстро надел куртку, шапку и ботинки. Прихватив бабушкино пальто и меховую шапку мамы, что попалась ему на глаза, выскочил во двор. 

Вскоре вернулся, раскрасневшийся от мороза.

– Теперь не замёрзнет, – сообщил старшему брату.

Они оба стояли возле подоконника и смотрели во двор на приодетого снеговика. Правда, в таком наряде он не смотрелся богатырём, а обычной тётенькой, торгующей семечками. Пальто было застёгнуто на пуговицы, но пустые рукава колыхались порывами ветра, и от этого казалось, что торговка чем-то недовольна и пытается всем рассказать о своей обиде.

– Всё-таки, надо было папину одежду пожертвовать, лучше бы выглядел снеговик, –  заметил Миша.

– Бабушкино пальто теплее, – возразил Димон.

– Откуда ты знаешь?

– Она меня им накрывала, когда я на даче снега в сапоги набрал, – вспомнил Дима.

Тут им напомнили о себе голодные желудки. На столе под салфеткой стояли наполненные молоком кружки, лежали на тарелке булочки и яблоки. Братья принялись есть. Когда с трапезой было благополучно покончено, они к своему удивлению обнаружили, что снежный брат стоит раздетый. Пальто и шапка бесследно исчезли. Мальчики, не отрываясь, смотрели на фигуру из снега, и от удивления не могли вымолвить ни слова.

– Куда пропала одежда? – поразился Дима.

– Кто-то снял, не мог же он сам её сбросить, – глубокомысленно объяснил факт пропажи пальто и шапки Миша.

Положение резко изменилось, и оба брата понимали это. Одно дело – повисела бы на снеговике одежда до прихода мамы, а потом – как она решит. Скажет – несите пальто и шапку домой, это выполнится. Не скажет, значит, ничего особенного. А тут – нет вещей и всё! Одни неизвестные. Кто забрал вещи? Как мама посмотрит на их благотворительность? Одобрит ли такой поступок? Но первым нашёлся Дима: 

–  Где нам искать одежду? Ясно, не найти. Тогда маме не нужно ничего говорить, чтобы её не расстраивать. 

Он посмотрел на Мишу, ища его поддержку. Но тот пожал плечами и что-то хмыкнул.

– Может, папе позвонить и спросить, что делать? – продолжать ломать голову над проблемой младший брат.

– Ага! – язвительно ответил Миша. – Ты ему ещё скажи, что хотели его дублёнку пожертвовать.

– Так это ты сам предложил.

– Нет разницы. Мама говорит, что за всё, что происходит отвечать должны оба, –  твёрдо ответил Миша. 

 

В это время раздался скрежет в замке входной двери. Оба вылетели в коридор, встретить входящего. Перед ними стояли мама и бабушка. Братья раскрыли от удивления рты: они не ожидали увидеть бабушку, которая вот уже месяц лежала в больнице. Но она приехала именно сегодня и была одета в своё пальто! В то, которое час назад вынес для снеговика Димон. От удивления братья не могли вымолвить ни слова.

– Ну, рассказывайте, разбойники, –  сказала мама, –  каким образом пальто и шапка оказались на снеговике? Я оставила вас на два часа, а вы решили раздеть нас с бабушкой.

Она положила на полку свою шапку ушанку и объяснила бабушке:

– Представляешь, я из больницы поехала за твоей зимней одеждой домой и вдруг вижу, что во дворе на снеговике висит твоё пальто, а на голове моя шапка. Как тебе это нравится?

Но бабушка ничего не ответила. Она была рада встрече с внуками и, казалось, что до остального ей не было дела.